Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

В Украине открыто более 9000 производств по военным преступлениям, совершенным военными РФ. В списке подозреваемых «высшего уровня» – уже 620 фамилий, утверждает генпрокурор Ирина Венедиктова: «Военные, политики, пропагандисты, все эти патрушевы, медведевы, нарышкины».

Привлечь российское руководство в суд вполне реально, хотя и непросто. Украина может опираться на огромный опыт предыдущих трибуналов, международную поддержку и новые технические возможности, говорит LIGA.net юрист-международник Алексей Плотников. Ведь военные РФ убивают украинцев чуть ли не в прямом эфире, многие военные преступления попадают на уличные видеокамеры или в свидетельские телефоны.

«Во время трибунала по Югославии в 1993 году невозможно было представить, что у нас будут персональные данные едва ли не всей бригады РФ, которая убивала в Буче. А сейчас мы знаем поименно. И кто что конкретно делал», – объясняет юрист.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Уже намечаются и потенциальные союзники Украины по будущему процессу. Госдеп США открыл программу Conflict Observatory для сбора и анализа доказательств. Великобритания открыто рассматривает идею создания трибунала. Эстония и Латвия, Литва, Чехия, Канада признали зверства России в Украине геноцидом (почему доказать преступление геноцида довольно сложно и на каких преступлениях следует фокусироваться – мы подробно писали здесь).

«Уже полностью сформировано международное уголовное право, – констатирует юрист. – Есть опыт Нюрнберга, Югославии, Руанды, некоторых спецтрибуналов – как по Сьерра-Леоне, Международного уголовного суда».

«Я не уверен, что мы увидим на скамье подсудимых Путина, – мне кажется, его жизнь закончится иначе. А вот в отношении других должностных лиц и генералов – шансы привлечь их к ответственности гораздо выше, чем того же Радована Караджича или Ратко Младича», – считает Плотников.

Возможны несколько моделей, говорит LIGA.net юрист Иван Городиский.

Модель, примененная к бывшей Югославии и Руанде – специальные международные уголовные трибуналы – имеет политические препятствия. «Для их создания нужна резолюция Совбеза ООН. В нашем случае это невозможно. Россия и Китай будут блокировать это решение», – говорит Городиский. Второй вариант – воспроизведение Нюрнбергской модели: заключить международный договор о создании органа, который будет привлекать к ответственности виновных в совершении международных преступлений в Украине.

«Сможем ли мы использовать этот опыт расследования военных преступлений? Безусловно. Весь опыт трибуналов тщательно проанализирован миром, – говорит LIGA.net руководитель практики разрешения споров Juscutum Анатолий Рыбачок. – Сможем ли мы использовать абсолютные аналогии по этим трибуналам? Нет. Каждая ситуация – со своим контекстом. Поэтому они и являются трибуналами ad hoc, то есть созданы под каждую конкретную ситуацию.

Еще один вариант – это Международный уголовный суд, говорит Рыбачок. Он может определять персональную ответственность руководства России за военные преступления, преступления против человечности, геноцид.

28 февраля в МКС объявили о начале расследования. Но и здесь есть ряд проблем и ограничений, добавляет Городиский. Например, МКС исключает процесс in absentia (заочно) и требует присутствия обвиняемого при рассмотрении дела. То есть Путин и Шойгу со своими генералами, Лавров, Соловьев и сотни других должны сидеть на скамье подсудимых.

Пока звучит как фантастика. Но, показывает опыт других процессов, это – вполне реальная история. Как проходили и какие приговоры после Второй мировой выносили Нюрнбергский процесс, Токийский трибунал, а совсем недавно – трибуналы по бывшей Югославии и Руанде: обзор LIGA.net.

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС

«Деревянная дверь позади скамьи подсудимых отворилась, и в зал 600 вошел Ганс Франк… Мужчина, который был личным юристом Гитлера, упал. Это уже не был тот стройный элегантный министр… Франк явно был в состоянии полной растерянности — даже настолько, что, войдя в помещение, обернулся и стал лицом в противоположную сторону, спиной к судьям.

Подсудимый Ганс Франк, – объявил председатель трибунала. Франк должен был узнать, доживет ли до Рождества, или выполнит обещание, которое недавно дал семилетнему сыну: что все будет хорошо, и на праздники он будет дома.

Так описывает последний день Нюрнбергского процесса Филипп Сэндс – профессор международного права из University College London, юрист со львовскими корнями в книге «Восточно-Западная улица. Возвращение во Львов».

Две недели спустя, 16 октября 1946 года, Ганс Франк был повешен. А через 30 лет его сын Николас, уже взрослый, написал об отце книгу, в которой назвал его «скользким гитлеровским фанатиком».

Суд над главными нацистскими преступниками – бывшими руководителями гитлеровской Германии – начался в Нюрнберге 20 ноября 1945 года и длился почти год, до 1 октября 1946 года. Под суд пошли 24 нацистских военных, гестаповцев и идеологов нацизма.

Организовать трибунал было непросто, говорит LIGA.net львовский юрист Иван Городиский, помогавший Сэндсу писать книгу.

«Первая попытка привлечь виновных в военных преступлениях имела место еще после Первой мировой войны. Но тогда она провалилась. Потому что правительство Нидерландов отказалось выдавать немецкого императора Вильгельма II, а немцы откровенно саботировали судебные процессы», – объясняет он.

Поэтому еще в январе 1942 года представители оккупированных стран Европы приняли право на наказание тех, кто виновен в военных преступлениях – независимо от того, действовали они по приказу или по собственной инициативе.

«А уже после Второй мировой государства-победители на основе многосторонних механизмов создали трибунал, ратифицировали устав и провели процесс. То есть в первую очередь здесь была согласована воля государств, в то время оказавших ключевое влияние: Франции, СССР, Великобритании и США. Это то, чего не было во время Первой мировой войны», – объясняет Городиский.

С точки зрения формального права немецкое нацистское руководство вроде бы и не за что было судить. Нацистские лидеры напрямую никого не травили в газовых камерах, лично не расстреливали в концлагерях.

К примеру, в ходе Холокоста не употреблялся напрямую термин «истребление евреев», объясняет Городиский. Нацисты камуфлировали это под «перемещение» или «решение еврейского вопроса». Но в целом отследить и установить вину было возможно. Что в конце концов и было сделано в Нюрнберге. Хотя нюрнбергский устав был принят уже после войны.

«В праве есть такой принцип: закон не имеет обратного действия. Но, собственно, Нюрнбергский трибунал постановил, что эти преступления были настолько ужасны, что в этом случае привлечение к ответственности — вполне обоснованное», – говорит Городиский.

На процессе нацистское руководство обвинялось в: 1) ведении агрессивной войны; 2) преступлениях против мира; 3) преступлениях против человечности; 4) военных преступлениях – убийствах и жестоком обращении с гражданскими на оккупированных территориях, вывозах в рабство, убийствах военнопленных, бесцельном разрушении городов, «германизации» оккупированных территорий.

Читайте также: Зверства под Киевом. СБУ разоблачила 900 военных армии РФ, причастных к пыткам украинцев

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников
Колаж архівних фото, зроблених у 1946 році під час процесу: 1) зліва направо – Герман Герінг, Рудольф Гесс та Карл Деніц (позаду); 2) Альберт Шпеєр (джерело – EPA)

12 подсудимых были приговорены в Нюрнберге к смертной казни через повешение:

Герман Геринг – ближайший соратник Гитлера, второй в иерархии военный и экономический руководитель Третьего Рейха. За два часа до казни, которая должна была состояться 16 октября 1946 года в 1:00 ночи, покончил с собой, проглотив ампулу с цианистым калием.

Иоахим фон Риббентроп – глава МИД Германии, советник Гитлера.

Вильгельм Кайтель – начальник штаба вооруженных сил Германии. В процессе доказывал, что всего лишь выполнял приказы Гитлера. В казни через расстрел суд отказал.

Эрнст Кальтенбруннер – руководитель главного управления имперской безопасности. Один из главных организаторов Холокоста.

Альфред Розенберг – один из главных идеологов германского нацизма и авторов «расовой теории», рейхсминистр оккупированных восточных территорий.

Ганс Франк – глава оккупированной Польши.

Вильгельм Фрик – министр внутренних дел Рейха.

Юлиус Штрайхер – гауляйтер, журналист, идеолог «расовой теории».

Фриц Заукель – руководитель трудовых депортаций в Рейх с оккупированных территорий, обергруппенфюрер СС.

Артур Зейсс-Инкварт – имперский наместник Австрии, рейхскомиссар оккупированных Нидерландов. Отвечал за создание еврейских гетто и «чрезвычайные меры» при подавлении польского сопротивления.

Альфред Йодль – начальник штаба в верховном командовании вермахта, генерал-полковник. На допросах ссылался на положение о том, что «солдат не должен отвечать за решения политиков».

Мартин Борман – секретарь фюрера и глава партийной канцелярии, обергруппенфюрер СА. Обвинялся заочно. Его так и не обнаружили.

Трое нацистов были приговорены к пожизненному заключению: заместитель Гитлера по руководству Национал-социалистической немецкой рабочей партии Рудольф Гесс, министр экономики Германии Вальтер Функ, главнокомандующий военно-морским флотом Эрих Редер.

Еще четыре соратника Гитлера получили заключение от 10 до 20 лет.

Ночью 16 октября осужденные на смертную казнь, кроме Геринга и Бормана, были повешены в старом спортзале Нюрнбергской тюрьмы. Умирали, как пишут историки, болезненно. Люки под ногами осужденных были слишком узкими, – падая в них с веревкой на шее, многие ударялись о края, – длина веревки не соответствовала глубине, и смерть была не мгновенной от перелома шейных позвонков, а от удушья за несколько минут.

Освальд Поль, начальник головного економічного та адміністративного управління СС з 1942 року, відповідав за експлуатацію тисяч в'язнів концтаборів. Засуджений до страти в 1947 році (фото – Nuremberg City Archives)

За Большим Нюрнбергом последовали малые трибуналы над нацистами меньшего калибра. Последних семь преступников, приговоренных к смерти на этих процессах, казнили в Ландсбергской тюрьме в Баварии 7 июня 1951 года. Среди повешенных были генерал войск СС Освальд Поль, лично руководивший разрушением Варшавского гетто, и Георг Шаллермайр – комендант филиала концентрационного лагеря Дахау в Мюльдорфе.

«Нюрнберг ассоциируется с большим процессом, где судили верхушку. Но было еще много малых Нюрнбергов – над врачами, юристами, дипломатами, функционерами режима, – которые длились до 50-х годов, – объясняет юрист Плотников. – А потом еще большое количество нацистских военных преступников осуждалось в рамках национальных судов, которые продолжаются до сих пор».

Читайте также: Министр обороны Великобритании: Путин и его окружение копируют нацистов

ТОКИЙСКИЙ ТРИБУНАЛ

Международный военный трибунал для Дальнего Востока, также известный как Токийский процесс – суд над японскими военными преступниками, проходивший в Токио с 3 мая 1946 по 12 ноября 1948 года. Он был продолжительнее Нюрнбергского процесса: почти два с половиной года.

В отличие от своего аналога в Нюрнберге, Токийский процесс имел более широкую временную юрисдикцию: начиная с японского вторжения в Маньчжурию в 1931 году. Обвинительное заключение по делу 28 представителей руководства Японии в 1930-1940-х годах было составлено от имени 11 государств: США, Китая, Великобритании, СССР, Австралии, Канады, Франции, Новой Зеландии, Нидерландов, Индии и Филиппин.

Создание такого трибунала было предусмотрено еще до капитуляции Японии в Потсдамской декларации с подписью Великобритании, США и Китая. Перед капитуляцией Япония согласилась на эту декларацию, но при одном условии: неприкосновенность императора Хирохито. Это было обеспечено.

11 сентября 1945 года были произведены аресты подозреваемых в совершении военных преступлений – в основном членов кабмина генерала Тодзио Хидэки, действующих и бывших премьеров, глав МИД и военных командиров.

За участие в подготовке и развязывании агрессивной войны, массовое уничтожение мирного населения в оккупированных странах и пленных семи крупнейшим преступникам был вынесен смертный приговор, 16 – пожизненное заключение.

23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио были повешены:

Тодзио Хидэки — генерал, военный министр, премьер-министр (1941-1944)

Хироту Коки – министр иностранных дел, премьер-министр (1936-1937)

Итагаки Сейсиро, Кимура Нейтаро, Мацуи Иване, Муто Акира, Доихара Кэндзи – пять сверхвлиятельных генералов Имперской армии Японии.

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников
Адвокат звертається до трибуналу, травень 1946 року (фото – US Army)

Двое подсудимых умерли во время судебного процесса – министр иностранных дел Есукэ Мацуока и адмирал Осами Нагано, один признанный по болезни невменяемым в связи с психическим заболеванием (пропагандист и идеолог японского милитаризма Сюмей Окава). Еще один бывший премьер Фумимаро Коноэ (1937-1941) покончил с собой перед арестом.

Тысячи других «меньших» военных преступников были осуждены отдельными национальными трибуналами за пределами Японии, созванными странами-союзниками по всей Азии и Тихому океану, а также в Китае, около 1000 – казнены. Большинство процессов завершилось к 1949 году.

Читайте также «Венедиктова: Открыто уже более 9000 производств по военным преступлениям

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТРИБУНАЛ ПО БЫВШЕЙ ЮГОСЛАВИИ

Это первый суд над военными преступниками после Нюрнбергского процесса и Токийского трибунала почти 50 лет спустя.

Трибунал основан в соответствии с резолюцией Совбеза ООН в 1993 году для расследования преступлений, массово совершаемых во время войн в республиках бывшей Югославии. Только в Боснии и Герцеговине во время войны погибли более 100 000 человек. В Хорватии, Боснии и Косово фиксировались убийства мирного населения, этнические чистки, депортации.

«Самое большое дело в отношении бывшей Югославии было связано с геноцидом в Сребренице, – объясняет Плотников. – Суд также рассматривал как преступления обстрелы мирных городов. То есть уничтожение критической инфраструктуры, как сейчас в Николаеве. Это по определению – военное преступление. И дальше – убийства пленных и мирных, пытки, депортации, изнасилования».

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

СПРАВКА. В июле 1995 года армия боснийских сербов ворвалась в Сребреницу, заставила голландских миротворцев выдать им и убила около 7 500 мужчин и мальчиков из мусульманских семей. Это было самое массовое убийство в Европе со времен Второй мировой войны. Теперь сомнительное «первенство» по убийствам может перейти к России.

Трибунал по бывшей Югославии работал почти четверть века: он закрылся только 21 декабря 2017 года. За время судебных процессов было допрошено около 5000 человек. Суд предъявил обвинение 161 участнику войны (большинство из них – этнические сербы, но на скамье подсудимых были также хорваты, албанцы). 90 человек были приговорены к наказанию.

Максимальное наказание, которое мог вынести трибунал, — пожизненное заключение.

«В Нюрнберге нужно было осудить два десятка человек из ближайшего окружения Гитлера, вина которых была тотально очевидна, – считает Плотников. – А вот трибунал по Югославии судил как высших должностных лиц – например, Караджича, – так и командиров отдельных отрядов. Там было колоссальное количество обвиняемых».

Последним громким делом трибунала стал приговор экс-командующему сил боснийских хорватов Слободану Пральяку, который с Ядранком Прличем возглавлял непризнанную республику Герцег-Босна. 29 ноября 2017 года после оглашения вердикта – 20 лет тюрьмы за убийства, изнасилования и пытки боснийских мусульман на территории Боснии и Герцеговины – генерал выпил яд прямо на глазах судей в Гааге. Он скончался в больнице.

Самогубство у прямому ефірі: Праляк випиває отруту (фото – AP Photo/Amel Emric)

По итогам трибунала ключевые лидеры сербов, обвиненные в геноциде и военных преступлениях, закончили или закончат жизнь в тюрьме.

Милан Бабич – бывший президент республики Сербская Краина. Сам сдался трибуналу. Сотрудничал со следствием и давал показания против своего главного соратника – экс-президента Югославии Слободана Милошевича. В суде признал свою вину и в 2004 году был приговорен к 13 годам лишения свободы. Повесился в камере Швенингена в 2006 году.

Радован Караджич – первый президент Республики Сербской в Боснии и Герцеговине. По данным ООН, отряды Караджича убивали мусульман в городе Сребреница и обстреляли столицу Боснии Сараево. После ордера на арест в 1996 году покинул пост президента и 13 лет скрывался. Приговор ему вынесли только в 2016 году – 40 лет тюрьмы. Три года назад этот приговор был усилен до пожизненного заключения.

Ратко Младич – экс-генерал армии боснийских сербов, обвинялся в организации резни в Сребренице. Скрывался от трибунала в течение 16 лет, спецслужбам удалось его арестовать только в 2011 году. В 2017 году трибунал признал Младича виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечности, в частности геноциде: пожизненное заключение.

Слободан Милошевич – экс-президент Югославии, переданный трибуналу в 2001 году. Приговор ему вынести не успели. Весной 2006-го найден мертвым в своей камере в тюрьме Гаагского трибунала – сердечный приступ.

Читайте также: «Вы сядете, Милошевич недолго будет в одиночестве»: видео речи постпреда Украины в ООН

К пожизненному лишению свободы также приговорен: Любиш Беара – начальник контрразведки штаба войска Республики Сербской (умер в тюрьме в 2017 году), Станислав Галев – командир Сараевско-Романийского корпуса, Милан Лукич – военный преступник боснийских сербов, который руководил военизированной группой Белые орлы (сжигал живьем женщин и детей), Вуядин Попович – подполковник сербского войска, Здравко Толимир – сербский генерал, один из заместителей Младича.

Большие сроки получили начальники и охранники концлагерей, несколько мэров, врачи, офицеры рангом ниже. Суд игнорировал попытки оправдать преступления тем, что обвиняемые просто выполняли приказы.

Многие подозреваемые, которые должны были предстать перед трибуналом, были убиты во время задержания или покончили с собой во время процесса.

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

«Этот трибунал сыграл колоссальную роль в развитии международного уголовного права, – говорит Плотников. – Югославия стала печально известным полигоном, на котором отрабатывали, что конкретно подразумевают под каждым преступлением, как установить ответственность, какие доказательства собирать. Там было решено огромное количество юридических тонкостей».

Сербы так и не восприняли суд по Югославии, говорит юрист: «Хотя преступления доказаны тысячу раз, и невозможно отрицать с юридической точки зрения, что они в этой войне были величайшим злом и творили жесточайшие вещи в невероятных масштабах, сербы до сих пор считают, что это судилище».

Читайте также: Верховная Рада признала действия России геноцидом украинского народа (а еще – Эстония и Латвия, Литва, Чехия, Канада)

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТРИБУНАЛ ПО РУАНДЕ

«Меня изнасиловали, когда я была еще совсем ребенком, в 14 лет. Этот кошмар начался, когда бывший солдат вооруженных сил Руанды насильно вывел меня из дома, отвел на задний двор и надругался надо мной. С тех пор меня почти ежедневно насиловали проходившие мимо дома мужчины. Иногда они маскировались, покрывая тела листьями бананов, а лицо – масками…»

Такое свидетельство девушки по имени Грация к одной из годовщин геноцида в Руанде публикует ООН. Дальнейшее медицинское обследование выявило у нее ВИЧ.

В апреле-июле 1994 года, после военного переворота, руководство Руанды из политиков и военных народа хуту совершило наиболее массовый геноцид в современном мире – уничтожило до 800 000 человек, преимущественно из народности тутси, а также оппонентов из хуту.

По оценкам ООН, изнасилованы были от 100 000 до 250 000 женщин: многие из выживших сейчас умирают из-за ВИЧ/СПИД.

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

Массовые убийства тутси начались через несколько часов после гибели президента Руанды Жювеналя Хабиаримана: его самолет сбили на подлете к столице страны Кигали. Начало геноцид военное правление, однако значительную роль играли власти на местах: мэры городов раздавали оружие и поощряли убийства. Среди доказанных эпизодов также была максимальная вовлеченность в геноцид местной прессы: радиостанция RTLM открыто призывала уничтожать граждан народности тутси.

Основными исполнителями были группировки Интерахамве и Импузамугамби, подчинявшиеся армии и власти. Значительная часть убийств происходила в церквях, школах, правительственных зданиях, где тутси искали спасение.

В ноябре 1994 года в Танзании начал работу Международный трибунал по преступлениям в Руанде. Он был создан резолюцией Совбеза ООН.

СПРАВКА. Международный трибунал по Руанде стал первым в истории, интерпретировавшим определение геноцида и изнасилования как его части. Первый обвинительный приговор за геноцид вынесен 2 сентября 1998 года. Виновным признан Жан-Поль Акайесу – мэр города Таба, который организовывал изнасилование и пытки женщин тутси, лично присматривал за убийствами. Пожизненное заключение.

По своей структуре этот трибунал походил на Международный трибунал по бывшей Югославии, тоже созданный резолюцией ООН.

Трибунал работал почти 20 лет. Обвинения были предъявлены 93 идеологам и исполнителям геноцида и преступлениям против человечности. Трибунал не мог выносить приговоры, которые предусматривали смертную казнь, но 62 обвиняемых приговорили к разным срокам заключения.

Среди наиболее известных осужденных:

Теонесте Багосора – бывший полковник армии Руанды. Обвинялся в разработке и выполнении плана геноцида. На него лично суд возложил ответственность за убийство премьер-министра, четырех оппозиционных политиков, 10 бельгийских миротворцев, за организацию массовых убийств. Пожизненное заключение. Умер в прошлом году.

Жан Камбанда – премьер-министр Руанды во время «100 дней геноцида». Обвинялся в распространении оружия для массовых убийств мирных жителей. Приговорен к пожизненному заключению.

Атанас Серомба – католический священник. Приказал военизированным группировкам поджечь и разрушить собственную церковь, когда в ней скрывались от 1500 до 2000 тутси. Получил пожизненное заключение.

Каликст Килиманзира – экс-министр внутренних дел Руанды. Доказана вина в массовых убийствах в префектуре Бутаре. 30 лет тюрьмы.

Эммануэль Ндиндабахизи – бывший министр финансов. По данным полиции, причастный к массовому уничтожению людей в префектуре Кибуйе, присутствовал во время нападений и избиений. Пожизненное.

Огюстен Бизимунгу – экс-генерал вооруженных сил Руанды. 30 лет тюрьмы.

Джордж Рутаганде – возглавлял отряды Интерахамве. Пожизненное заключение.

Жорж Омар Руджу – единственный европеец, признанный виновным в преступлениях во время геноцида. Ведущий на руандийской радиостанции RTLM, в своих эфирах призывал «давить тараканов» – убивать тутси. 12 лет тюрьмы.

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

Последнее дело, которое рассматривал трибунал — в отношении Огюстена Нгирабатваре, бывшего руандийского министра планирования, он получил 35 лет заключения в 2012 году. Еще три года были отведены на апелляцию.

31 декабря 2015 года трибунал официально завершил свою работу.

В преступлениях подобного уровня нет сроков давности. Два года назад в возрасте 87 лет во Франции был арестован Фелисьен Кабуга – еще один подозреваемый в организации геноцида. Его разыскивали 26 лет. Считается, что он был одним из главных спонсоров убийств, финансировал в Руанде радио и телевидение RTLMC, призывавшее уничтожать тутси.

Роль трибунала оценивается в Руанде неоднозначно: судебные разбирательства были очень продолжительны, а в качестве меры наказания не могла быть избрана смертная казнь. Поэтому Руанда за пределами трибунала создала еще 12 000 судов, на которых осуждено около миллиона человек — в том числе «обычных исполнителей» геноцида. Местные суды вынесли не менее 100 смертных приговоров.

Читайте также: «Трибунал для Путина». Как в Украине фиксируют преступления России и будут ли приговоры

Материал подготовлен в партнерстве с Freedom House Ukraine в рамках проекта «Общественный контроль над органами безопасности в Украине».

Наказание – неизбежно. От Нюрнберга до Руанды: как трибуналы судили военных преступников

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилась новость? Поделитесь ею с с вашии друзъями!: